4 мая `18, в 22:43
Интервью Week & Star c Mosimann

Интервью Week & Star c Mosimann

Гостем Week & Star стал швейцарский диджей и хаус-продюсер Mosimann. Он несколько раз входил в престижнейший рейтинг Top 100 DJs. А популярность ему принес мощный трек Never Let You Go, клип на который всего лишь за несколько дней посмотрели более 2 миллионов человек. Mosimann рассказал ведущему Александру Генерозову, как создаются хиты, как он относится к техническому прогрессу и многое другое. Читай интервью с Mosimann ниже или подписывайся на подкаст для iOS или Android.

 

Александр Генерозов: Две буквы D и J стали давно знаком равенства между парнем, который стоит за пультом, и актуальной музыкой, взрывными треками, миллионами шазамов. Диджеи – настоящие звезды, и сегодня с нами на Европе Плюс парень, который делает проникновенные треки; парень, которые несколько раз включался в престижнейший рейтинг DJ Mag Top 100. И я рад представить вам − всегда стильный, всегда музыкальный, потрясающий Контан Mosimann на Европе Плюс! Привет Контан?

Mosimann: О, привет!

Александр Генерозов: Всем, кто с нами сейчас!  Ты в Москве. Между какими локациями мы тебя застали? Между какими точками на карте?

Mosimann: Я был в Париже, до этого некоторое время в Швейцарии. Две недели еще до этого я был в Азии, в Индонезии и в Китае. Сейчас, после Москвы, я вернусь на короткий период времени в Париж, и потом снова в тур в Азию!

Александр Генерозов: Не могу не спросить, это первое твое посещение Москвы? Или был до этого, и каковы впечатления от города?

Mosimann: На самом деле, это не первое посещение России и Москвы. Я здесь был уже несколько раз, я записывал какое-то количество более-менее андеграундных треков, и потом сделал такое что-то попсовенькое. Получилось вроде неплохо, трек Never Let you Go, благодаря вам, в частности, получил большую огласку, большую известность, и спасибо вам за это большое.

Александр Генерозов: DJ Mosimsann и музыкант Quentin Mosimann. Это абсолютно разный звук, это разный драйв. Кто ты сейчас в большей степени – DJ или автор треков?

Mosimann: Конечно же, я, в первую очередь DJ, DJ Mosimann, это проект певца и DJ. Я делал большое количество интервью. В разных странах люди по-разному пытались произнести мое имя – Квонтан, Квентин. Они всегда были до конца не уверены. Поэтому в итоге я сократил свое имя до просто фамилии, Мосиманн. Таким образом, меня знают как DJ Mosimsann, кем я, собственно, и являюсь. Да, я пою, я играю на ударных, я играю на клавишах, и, в основном, я, конечно, DJ.

Александр Генерозов: DJ – это ночные вечеринки, это такой образ жизни, достаточно специфический. В то же время, сейчас все фанатеют от здорового, спортивного образа жизни. Нет ли в этом противоречия какого-то?

Mosimann: Я думаю, что есть большая разница между значением слова DJ в прошлом и словом DJ сейчас, в наше время. Думаю, что раньше и я разговаривал с большим количеством диджеев из прошлого, которые говорили: «Ну, парень, раньше мы отдыхали совсем по-другому. Теперь это происходит гораздо проще. Например, я вегетарианец, я не курю, я употребляю минимальное количество алкоголя, и даже при всем при этом у меня, например, все равно проблемы со спиной. Но таким образом я могу выступать каждую ночь в туре. А если бы я делал все эти вещи, я бы, наверно, уже умер. Поэтому сейчас общий вайб связан с тем, что большое количество людей хотят быть здоровыми и правильно питаться.

Александр Генерозов: Слушай, месяц назад ты презентовал новый трек, Forever. И у него такое замечательное и запоминающееся видео. Как и где снимали?

Mosimann: Мы снимали видео в США, в Аризоне, три часа езды от Лас-Вегаса. И когда вы посмотрите клип, у вас будет ощущение, что очень тепло на улице. Но это абсолютно не так. Был страшный дубак. Мы начали в шесть часов утра, и снимали видео весь день. И через два часа после начала съемок дрон, который мы использовали для съемок клипа, сломался. Нам пришлось импровизировать. Мы на ходу придумывали что-то, но в итоге, получилось вроде как хорошо.

Александр Генерозов: Как вы нашли таких харизматичных главных героев видео - 58-летнего Джона и 70-летнего Клема?

Mosimann: На самом деле, два человека, которые снимаются в главной роли в этом виде, это не актеры, это реальные люди, которые живут в маленькой деревушке в Аризоне. Они отдалены от всего света. Там нет ни интернета, ни какой-либо еще человеческой привычной связи. В течение пяти дней мне пришлось находиться в этой маленькой деревушке. Я не мог зайти, проверить почту, поскольку интернета не было, чувствовал себя очень неуютно в связи с этим.

Однако у меня получилось познакомиться с простыми людьми, настоящими людьми, которые живут в этой деревушке в Аризоне. Мы снимали реальных детей, которые просто бегают там по улицам и играют, и, собственно, два человека, которые снимаются в этом видео, это не актеры.

Александр Генерозов: У тебя прекрасный вокал, но ты предпочитаешь работать в паре с вокалистами, такими, как David Taylor или Joe Cleere. Почему не поёшь сам «первым номером»?

Mosimann: Изначально я записал версию песни Never Let you Go самостоятельно. На этой версии был мой вокал, мои друзья, мой менеджер, Label, все говорили: «Нам абсолютно нравится то, что ты записал, давай выпускать песню в таком виде». Однако мне чего-то не хватало до конца в этой композиции. Я отослал ее знакомому певцу Джо, и сказал, что: «Ты можешь делать с этой песней все, что угодно». Джо уточнил по телефону – менять мелодию, привносить что-то свое? На что я ответил: «Да, ты можешь делать с треком все, что тебе понравится». И когда я получил его версию песни, я гулял по Парижу, появилась радуга. И я как раз послушал его версию, и я практически заплакал, настолько мне понравилось то, что он сделал с этой композицией. Я послал ее своему менеджеру, он сказал: «Да, отлично, будем выпускать именно в этом варианте».

Что касается песни Forever, я познакомился с Тейлором в Амстердаме в баре. Он был просто гитаристом, который там исполнял песни. Мы подружились, и решили на пару дней запереться в студии и посмотреть, что получится. Таким образом была написана песня Never Let you Go, таким образом была написана песня Forever, и еще несколько песен, которые вы вскоре, возможно, услышите. Как раз на одной из них буду петь я.

Александр Генерозов: Есть ли у тебя идеи с женским вокалом?

Mosimann: О, да, конечно, идеи есть. Возможно, будет российская певица.

Александр Генерозов: Слушай, твой трек Never Let You Go, яркое видео с парнем, которого довела до срыва виртуальность. Ты не единственный DJ, который прошёлся по этой теме в видео. Duke Dumont, Calvin Harris, у всех очки VR. Вы, цифровые музыканты, хотите о чём-то нас предупредить?

Mosimann: Во время съемок этого видео была идея использовать новую технологию, которая называется haptics. Мы хотели использовать эти самые VR-очки. Дело в том, что режиссеры, которые снимают подобные видео, возможно, они опережают время лет на десять примерно. И когда мы будем смотреть эти клипы десять лет спустя, возможно, мы поймем, что эти режиссеры пытались нам сказать. Может быть, тот образ жизни, который мы сейчас ведем, это чересчур. Мы проводим много времени в социальных сетях. Например, я прямо сейчас веду прямую трансляцию в Instagram. И, возможно, это слишком много для человека. Возможно, нам имеет смысл чуть-чуть приостановиться.

Александр Генерозов: Такие лиричные и меланхоличные Never Let you Go и Forever, и достаточно жесткие Babtoo и I Drum U. Ты как будто на двух полюсах. Будет ли середина?

Mosimann: Я не думаю, что я когда-нибудь найду середину между романтичными песнями и песнями пободрее, более андеграундно звучащими. Например, Дэвид Гетта известен тем, что он производит большое количество поп-радиотреков, которые известны во всем мире. И в то же время, он может делать что-то для клубной сцены. Например, у него есть трек «Пеликан», который, мне кажется, это самый мой любимый трек у Дэвида Гетты. То же самое, что касается меня, я не хочу замыкаться на одном стиле. Мне нужно делать и треки в клубном стиле, и в то же время, я хочу писать поп-песни для французской эстрады, для французских поп-певцов, певиц. Мне нравится заниматься и тем, и другим.

Александр Генерозов: На Европе Плюс играет множество французских музыкантов и диджеев. Мне кажется, что у них достаточно узнаваемый саунд. Это действительно так? Если тебе поставить трек, не сказав, чей это, ты определишь французское авторство в нем?

Mosimann: Я думаю, да, скорее всего, я смогу определить французский артист это или нет просто по звучанию. Не хочу звучать так, как будто я выпячиваю французских артистов, или что-то подобное, но, мне кажется, что у нас, у французов, есть свое собственное звучание, свой собственный звук.

Например, возьмем Робина Шульца. Это немецкий артист, но он работает с французскими продюсерами. И я всегда в его музыке слышу вот эти французские нотки, они там проскакивают. Но самое главное, что касается французских треков, трек должен начинаться с песни. Мы не ставим в студии бочку, и потом дальше начинаем на нее что-то нанизывать. Все начинается с фортепиано. Песня, придуманная на каком-то одном инструменте. И дальше уже из этого раскручивается конструкция всего трека.

Да, кстати, вы сейчас упомянули мой трек Babtoo, так вот, так африканцы называют в шутку белых людей. Конечно, мы все знаем, что черные парни – большие и сильные, европейцы, может быть, не всегда, поэтому между собой в шутку это название для нас, белых людей. Так вот этот самый трек, хотя он по-настоящему клубный «бэнгер», и может завести танцпол на любой дискотеке, изначально эта песня была придумана просто на фортепиано.

 

Александр Генерозов: Больше фактов о госте узнаем в серии быстрых вопросов. Предлагаю небольшой блиц – короткие вопросы, ответы в любом формате принимаю. Пульт, за которым тебе комфортнее всего?

Mosimann: Да, мне нравится стандартный набор, которым пользуются многие диджеи в мире. Однако я не использую синхронизацию. Но, конечно же, мне нужен микрофон, мне нужны электронные барабаны под рукой, и, конечно, клавишные.

Александр Генерозов: Кстати, о клавишах. Мы знаем, что ты отличный клавишник. Но на чём ещё ты играешь?

Mosimann: Я играю на клавишах, на ударных, немного на гитаре, и пою. Этого достаточно.

Александр Генерозов: Твой рекордный по продолжительности диджейский сет?

Mosimann: Самый длинный DJ-сет, который я когда-либо играл, длился примерно шесть или семь часов. На самом деле, это повторяется каждый год. На свой день рождения я выступаю в одном местечке в Швейцарии, и там, собственно, начинаю примерно в полночь. Я люблю играть техно, и все это заканчивается под утро, примерно шесть или семь часов я играю.

Александр Генерозов: Кстати, о твоем дне рождения, − он 14 февраля, и в этот же день все празднуют День влюбленных, День святого Валентина. Ощущаешь ли ты влияние этого дня на себе?

Mosimann: Да, на самом деле, самая большая любовь моей жизни, это мои поклонники, мои слушатели, с которыми я сейчас, собственно, в этой программе общаюсь.

Александр Генерозов: А знаешь ли ты кого-нибудь из русских диджеев, и кого из них выделил бы?

Mosimann: Да, конечно, я знаю русских дижеев, например, Swanky Tunes, они достаточно популярны в Европе среди русских музыкантов. Еще есть диджей, которого зовут Шапов, и, конечно же, все знают девушку, прекрасную девушку из России, это Нина Кравиц.

Александр Генерозов: Почти на всех фото ты в белых кроссовках. Сколько в среднем живет одна пара?

Mosimann: Признаюсь, у меня есть небольшая проблема с белыми кроссовками. Я их очень сильно люблю. У меня огромное количество пар всевозможных. Больше пары месяцев ни одна пара у меня не задерживается. Но, всякий раз, когда я прохожу мимо магазина и вижу очередную пару белых кроссовок, я обязательно должен их купить.

Александр Генерозов: Мы всем гостям предлагаем совершить путешествие на машине времени. И куда отправится Mosimann?

Mosimann: Я бы, наверно, отправился на 20 лет назад на Ибицу и танцевал бы под музыку Карла Кокса. У меня всегда есть ощущение, что я родился на 20 лет позже.

 

Александр Генерозов: Давайте полистаем Instagram нашего гостя, открывайте вместе с нами и подписывайтесь. И первое фото – это фото в домашней студии. Ты сам себе делал этот урбан-интерьер?

Mosimann: Моя студия, которая находится в Париже, действительно, представляет из себя сумасшедшее зрелище. И изначально я ее такой и запланировал. С детства я всегда мечтал иметь студию в этом определенном месте. И она должна была быть обязательно именно такой. Я встретился с французским художником Джоди Боной. Мы с ним обсудили то, как будет выглядеть моя студия.

Я сказал ему: «Ты можешь делать все, что хочешь, абсолютно. Дай свободу своему воображению!» Что он, собственно, и сделал. И мне очень нравится то, что получилось. Я не могу объяснить, каким образом между нами установилась эта связь, но что-то произошло, и он сделал просто замечательную вещь. И на фотографии в моем Instagram вы видите вход в эту студию. Я пока не выкладываю фотографии, вы не можете пока видеть, что происходит в студии далее. Позже обязательно фотографии появятся в моем Instagram. Если вы когда-нибудь будете в Париже, я вас приглашу в свою студию и покажу ее.

 

Александр Генерозов: Видео от 16 марта. Называется «The hum song», что это? Когда это выйдет? И расскажи об этом видео.

Mosimann: Это видео никогда не выйдет. Есть такое приложение, которое называется Acapella, оно мне очень нравится. Это один из классных способов себя выразить, покреативить, что-нибудь придумать. Видео, конечно, это никогда не выйдет. Я просто забавляюсь с этим приложением. Практически каждый день что-нибудь делаю в нем. И сегодня я сделаю тоже что-нибудь особенное. Должен буду сказать с помощью него «Европа Плюс!»

 

Александр Генерозов: Фото от 23 февраля. Ты в Дубайской пустыне на фоне какой-то странной железной штуковины. Что это такое?

Mosimann: Да, действительно, сейчас я вспомнил, это было в Дубае, в центре пустыни. Там есть такая дорога, чем-то напоминающая знаменитое шоссе 66, которое ведет в Лас-Вегас. Вот вы едете по этой самой дороге, справа и слева ничего абсолютно не находится, просто голая пустыня. И вдруг внезапно справа появляется какое-то необычное место, которое больше всего напоминает вестерн. Туда можно заехать, там находятся всевозможные кафетерии и развлекательные места. И вдруг, неожиданно, посреди этой пустыни в Дубае построили это странное место. Я не знаю, зачем оно там появилось. Вообще, в Дубае любят все очень крупное и оно должно быть обязательно представительным.

Александр Генерозов: Каждый трек музыканта это маленькая жизнь. Расскажи нам, как это происходит, на примере Never Let you Go. Что сначала идет?

Mosimann: Эта история произошла со мной в реальной жизни. Когда я познакомился с Дэвидом Тейлором в Амстердаме, я пригласил его в Париж, чтобы мы провели пару дней в студии, сочинили какие-нибудь песни. Он приехал, потерялся в метро. Я никогда не пользуюсь метро в Париже, потому что меня часто узнают люди. Я обычно езжу на автомобиле. Но здесь мне пришлось спуститься в метро, чтобы найти там Тейлора. И вот я еду в поезде, и на какой-то из остановок в проходящем поезде я вижу прекраснейшую девушку. Я просто застываю. Я понимаю, что она мне очень нравится. Она смотрит на меня в ответ, и тут ее поезд начинает двигаться и уезжает в противоположную от меня сторону. Я понимаю, что навсегда ее потерял.

После этого мы встречаемся с Тейлором, едем в студию, и я говорю: «Я хочу записать песню о том, что я встретил эту девушку, и я ее пропустил, я не смог ее удержать. Но если я ещё хоть раз встречу ее, я уже никогда ее не отпущу». Кстати, я рассказывал эту историю во многих французских СМИ, ее часто слышали люди. Однако девушка пока не откликнулась. Возможно, она не француженка, и я уже не знаю, встречу я ее когда-нибудь... Возможно, она русская, и сейчас услышав это интервью, она скажет: «Да, я помню этого парня!»

Александр Генерозов: Когда это было?

Mosimann: В декабре 2017-го.

Александр Генерозов: Мы призываем всех девушек, которые были в декабре 2017-го в Париже, и ездили в метро, отозваться, срочно. Срочно! Возможно, это ваша судьба!

Mosimann: Спасибо.

Александр Генерозов: Как долго занимает написание трека от его идеи до окончательной версии, которая годна для релиза, вот как с Never Let you Go?

Mosimann: Написание песни может занимать от одного дня до года. К сожалению, здесь вообще невозможно ничего предсказать. И нет никакого волшебного решения. Всегда, конечно, хорошо, когда песня пишется быстро. Например, Never Let you Go была написана за один день. Имеется в виду, что я сочинил мелодию, слова на фортепиано. И песня была завершена примерно за пару часов.

Та же история произошла с песней Forever. Но иногда для окончательного варианта песни требуется гораздо большее количество времени. И, естественно, это в том числе связано с продакшном. Потому что финальный продакшн занимает еще две-три недели приблизительно. После этого еще нужно снимать видео. После этого все нужно утверждать с лейблом, и так далее. Я, конечно, очень рад сотрудничеству с лейблом, на который я подписан. Однако, иногда это дополнительное время, которое уходит прежде, чем получится финальный результат.

Александр Генерозов: Ты всегда записываешь акустические версии? Я слышал просто акустические версии и Forever, и Never Let you Go, и они прекрасны.

Mosimann: Я не всегда записываю акустические версии своих песен. Однако довольно часто это делаю. Мне нравится показывать своим слушателям, что мои песни простые, их можно просто исполнить на одном инструменте, и просто спеть одним голосом. Таким образом, слушатель видит и слышит, что песня хороша без дополнительного продакшна. После этого вы можете делать с песней все,  что угодно, делать ее в том или ином стиле. Можно сделать ее в стиле русской народной песни, это уже зависит от ваших личных предпочтений. Но изначально песня должна быть простой, и она должна быть хороша в своей простоте.

Александр Генерозов: В 2017 году было много коллабораций, реггетон, хип-хоп, латино ритмы, и все они сливались в один трек. Что же нас ждет в 2018 году? Кому ответить, как не диджею?

Mosimann: Я думаю, что самое главное в песне − эмоции. Неважно, какие тренды нас будут преследовать в будущем. Неважно, какие стили будут популярны. Но самое главное для меня, это то, какие эмоции передает та или иная песня. Например, мы можем взять песню Shape of You Эда Ширана, абсолютно уверен, что 10, 20 лет спустя люди будут помнить эту песню, будут слушать ее и вспоминать: а помнишь, вот тогда, 10 или 20 лет назад, мы делали под эту песню то-то и то-то?! Мы влюблялись, мы проводили время вместе, и так далее.

Таким образом, изначально для меня важна эмоция в песне. Совсем не обязательно, что та или иная композиция должна быть сделана с модным продакшном. Я думаю, что люди вскоре устанут от так называемого продакшна, и захотят чего-то простого, человеческого, хороших песен, которые наполнены этими самыми эмоциями.

Александр Генерозов: Музыка все больше уходит в наушники, и она становится все более индивидуальной. Вынужден ли ты, как музыкант, учитывать этот фактор?

Mosimann: Да, конечно, я учитываю фактор наушников. И, конечно же, обращаю внимание на то, как звучит моя песня в финальном миксе. Например, когда я делаю финальный микс, после того, как все завершено, я прослушал на мониторах песню, после этого я обязательно включаю ее на телефоне, включаю свои наушники и слушаю то, как песня звучит у меня в наушниках. Но, опять же, возможно, я повторяюсь и говорю одни и те же вещи, но важно то, как песня звучит с точки зрения просто песни.

Например, когда Stromae выпускал свой знаменитый хит Alors On Danse, он показал мне эту версию перед тем, как она вышла. И я понял, что мне не совсем нравится, как звучит песня. Однако она была выпущена именно в этом виде. Именно в этом виде она стала хитом, потому что песня была настолько сильна, что продакшн, на самом деле, не влиял на ее восприятие людьми. Именно поэтому песня стала хитом. Поэтому, повторюсь еще раз, эмоции и просто хорошо написанная песня   это самое важное.

Александр Генерозов: Касаясь опять же трендов. В 2017 году меня очень приятно удивили, и я вдруг обнаружил, что в Бразилии есть диджеи, такие, как Alok, Cat Dealers. Появление бразильцев в фокусе нашем, это случайный всплеск или мы можем ждать большой такой инвазии из Бразилии танцевальной музыки?

Mosimann: Я вам вот что скажу относительно этого бразильского нашествия, которое случилось в последнее время. Честно говоря, это одна большая ложь. Дело в том, что я, конечно, уважаю всех эти[ бразильских диджеев, и Alok, он прекрасный продюсер, я сделал с ним трек, и все такое. Однако эта музыка не является тем, чем ее называют. Ее называют бразильским басом, однако, на самом деле, 10-15-20 лет назад эту музыку уже играли французские музыканты, и это обычный французский хаус, который почему-то бразильские DJ присвоили теперь себе, назвали ее своим именем и выдают за свою.

Но, хорошо, если ты бразильский DJ, то изобрети что-нибудь свое, придумай свой стиль музыки, называй его после этого своим собственным именем. Но здесь как-то все это получилось не очень честно.

 

Александр Генерозов: Стрим-сервисы, хостинги, вместо студии – ноуты. Все становится более технологичным и уходит в какие-то дебри. Будут ли нужны какие-то посредники между слушателем и музыкантом в дальнейшем, если все есть под рукой фактически?

Mosimann: Да, действительно, изменения происходят в нашем мире, и я считаю, что, в основном, это положительные изменения. Мы, естественно, должны развиваться, поскольку развиваются технологии, и они затрагивают, естественно, музыку. И то, что происходит сейчас со Spotify, или с Deezer, такими большими площадками, я понимаю, что в России некоторые из них либо отсутствуют, либо еще не настолько сильны. Здесь гораздо популярнее сайт «ВКонтакте».

Однако, безусловно, несмотря на то, что Россия чуть-чуть позади остального мира в связи с этим, рано или поздно, это произойдет. Россия все догонит. И у меня есть абсолютная уверенность в том, что здесь будет очень большое развитие в связи с этим. Например, Spotify пришел во Францию всего каких-то три-четыре года назад, и сейчас он очень крупный источник, из которого люди слушают и потребляют музыку, и, естественно, это будет только развиваться.

Несмотря на все эти цифровые истории, я, например, до сих пор люблю покупать CD, хотя у меня даже проигрывателя этого самого CD-плеера нет. И, конечно, если у вас дети, вы вряд ли будете покупать им CD-проигрыватель. Вы, скорее всего, купите им телефон, на котором они смогут послушать эту самую музыку. В любом случае, изменения – это очень хорошо.

Еще одну очень важную вещь хочу добавить, что мне, в принципе, все равно, откуда именно слушатель услышит мою песню. Главное, что он в принципе ее услышит. Я понимаю, если у вас есть работа, вы можете платить за Spotify, или за платную подписку «ВКонтакте». Можете получать музыку таким образом. Но если вы вдруг нелегально скачиваете мою музыку и слушаете ее, я все равно «за», потому что это для меня самое важное, что когда я приезжаю с концертом в Москву, я вижу публику в зале, и эти люди знают мои песни. Вот, что для меня имеет важнейшее значение.

Потому что я был на обеих сторонах жизни. Я из очень бедной семьи. И когда-то я тоже не мог себе позволить купить музыку. Когда-то я ее бесплатно скачивал в интернете. Сейчас ситуация, естественно, другая. Однако я понимаю этих людей, которые это делают, и для меня очень важно, чтобы они просто ее слушали.

Александр Генерозов: Сегодня воскресенье, день простой и легкий, а понедельник, который наступит завтра, у нас никто не любит. Есть ли у тебя небольшой рецепт, как сделать понедельник хоть чуть-чуть полегче?

Mosimann: В прошлой жизни я был врачом, и у меня есть абсолютный рецепт, помогающий справиться с этой проблемой. Возьмите и скачайте, неважно как, официально или не официально, мой, к примеру, последний сингл Forever. Слушайте его десять раз за час до начала вашего рабочего дня. И я вам обещаю, что ваш понедельник пройдет очень хорошо.

Александр Генерозов: Контан, спасибо тебе огромное! Новых треков, и приходи к нам ещё! Mosimann, диджей и музыкант из Франции, провёл свой воскресный вечер на Европе Плюс!

Александр Генерозов, Week&Star, пока!!!

Европа Плюс
Больше Хитов! Больше Музыки!
Прямой эфир
Громкость
Другие станции
Европа Плюс
Перейти на сайт
Сейчас в эфире:
...
...
Другие станции
Основной эфир
Европа Плюс
Больше Хитов! Больше Музыки!
Основной эфир
TOP 40
Европа Плюс / TOP 40
Больше Хитов! Больше Музыки!
TOP 40
Party
Европа Плюс / Party
Больше Хитов! Больше Музыки!
Party
LIGHT
Европа Плюс / LIGHT
Больше Хитов! Больше Музыки!
LIGHT
NEW
Европа Плюс / NEW
Больше Хитов! Больше Музыки!
NEW
Urban
Европа Плюс / Urban
Больше Хитов! Больше Музыки!
Urban
Акустика
Европа Плюс / Акустика
Больше Хитов! Больше Музыки!
Акустика
ResiDANCE
Европа Плюс / ResiDANCE
Саундтрек твоей субботней ночи!
ResiDANCE
Основной эфир
Радио 7 на семи холмах
Отличные песни одна за другой!
Основной эфир
Высокое качество
Настроение любить
Радио 7 на семи холмах / Настроение любить
Настроение любить!
Настроение любить
Настроение счастья
Радио 7 на семи холмах / Настроение счастья
Настроение счастья!
Настроение счастья
Наедине с музыкой
Радио 7 на семи холмах / Наедине с музыкой
Наедине с музыкой!
Наедине с музыкой
Основной эфир
Дорожное Радио
Вместе в пути!
Основной эфир
Высокое качество
Танцы по-русски
Дорожное Радио / Танцы по-русски
Дискотека с доставкой на дом!
Танцы по-русски
Рок-клуб
Дорожное Радио / Рок-клуб
Рок-клуб
Рок-клуб
Ностальгия
Дорожное Радио / Ностальгия
Ностальгия
Ностальгия
Основной эфир
Новое радио
Главные русские песни!
Основной эфир
Основной эфир
Ретро FM
Лучшая музыка 70х, 80х, 90х!
Основной эфир
Высокое качество
Ретро FM 70e
Ретро FM / Ретро FM 70e
Лучшая музыка 70х!
Ретро FM 70e
Ретро FM 80e
Ретро FM / Ретро FM 80e
Лучшая музыка 80х!
Ретро FM 80e
Ретро FM 90e
Ретро FM / Ретро FM 90e
Лучшая музыка 90х!
Ретро FM 90e
Вечеринка Ретро FM
Ретро FM / Вечеринка Ретро FM
Танцуют все!
Вечеринка Ретро FM
Ретро FM Сан-Ремо
Ретро FM / Ретро FM Сан-Ремо
Ретро FM Сан-Ремо!
Ретро FM Сан-Ремо
Основной эфир
Спорт FM
Спортивные новости России и мира
Основной эфир
Высокое качество
Основной эфир
Эльдорадио
Вы слушаете «Эльдорадио»
Основной эфир
Кекс
Дорожное Радио / Кекс
Привет, 90-е!
Кекс
Свежее
Европа Плюс / Свежее
Самые сочные русские новинки!
Свежее